Институционализация местного самоуправления как формы организации публичной самоуправляющейся власти в правовой системе Украины

Актуальность проведенного комплексного исследования институционализации публичной самоуправляющейся власти обусловлена ​​как переплетением сложных социально-экономических и политических проблем, свойственных переходному периоду развития общества, так и противоречивыми процессами становления локальной демократии в Украине и дуалистическим отношением к ней со стороны государства, что выражается с одной стороны признанием и защитой местного самоуправления на высшем законодательном уровне, а с другой — отсутствием взвешенной последовательной политики и системного подхода для его развития. Тип взаимосвязей между политической властью и местным самоуправлением требует анализа институтов последнего, изучение природы и условий становления самоуправляющейся власти в Украине как имманентной компоненты политической системы.

Истоки теоретико-методологических основ формирования института публичной самоуправляющейся власти следует искать в трудах дореволюционных отечественных и зарубежных ученых, отмечая значительный вклад которых в разработку проблематики местного самоуправления в общетеоретическом аспекте, необходимо иметь в виду, что современное состояние его является другим. На протяжении многих лет советского периода тема изучения организации местной власти сводилась к вопросам организации деятельности местных Советов народных депутатов и их исполнительных комитетов и рассматривалась преимущественно в контексте общих проблем государственного права и советского строительства. Поэтому, за исключением отдельных научных исследований современных ученых М. А. Баймуратов, В. Батанова, В. А. Григорьева, И. В. Дробуша, В. М. Кампо, М. И. Корниенко, В. Я . Малиновского в сфере обозначенной проблематики, комплексные исследования происхождения, сущности и становления публичной самоуправляющейся власти в научной теории местного самоуправления практически отсутствуют.

Конституционное разграничение государственной власти и местного самоуправления указывает на объективное существование двух форм осуществления публичной власти в Украине — государственной и самоуправляющейся (муниципальной), для которых свойственны как общие признаки, так и специфические, субъектно-объектные и функциональные характеристики, исследования которых раскрывает содержание и сущность каждой из них.

Природу публичной самоуправляющейся власти ученые трактуют по-разному, что обусловило формирование двух взаимопротивоположных подходов, где представители одного беспрекословно утверждают, что это разновидность государственной власти, другие — настаивают на публичной власти территориальных общин. Каждый из этих подходов, имея рациональное зерно, указывает на то, какими аргументами в этой части руководствуется автор: соотношение собственных и делегированных полномочий в сторону увеличения последних, контроль за органами местного самоуправления по «всем и вся»; вмешательства органов государственной власти в их деятельность ; пассивность территориальной громады в решении дел местного значения указывают на государственную природу происхождения власти и местного самоуправления, вместо формирования органов местного самоуправления, хотя сама избирательная система требует изменений; избрания должностных лиц территориальных общин; природа вопросов местного значения и их возможности решения — на власть территориальных общин.

Указанные два концептуальных противоположные подходы уравновешивает другой — компромиссный вариант, предложенный третьей группой исследователей, признавая двойственную природу власти (дуалистичность) местного самоуправления. Анализируя представленные утверждения, отрицая или соглашаясь с ними, по нашему мнению, нужно учитывать степень развития демократии в той или иной стране через призму истории, а также и то, что именно стоит за тем или иным утверждением: видение дееспособной территориальной общины в перспективе, а реальное состояние этого общества, или только сравнительный аспект, в результате в каждое из определений накладывается стереотип мышления автора, умение его разграничить субъективное и объективное.

В системе существующих научных представлений о распознавания таких понятий как «институт» и «учреждения», в частности в части использования производных от них, сложились два подхода: Сторонники первого отождествляют эти два первоначальные понятия, сторонники второго подхода, к которым относится и автор, рассматривают их и производные от них, которым присуща определенная самостоятельная сущность. Поэтому говорить о тождестве этих двух понятий как составляющих, по нашему мнению, становится возможным разве что с позиций равнозначности, важности для институционализации.

Институционализация является не только средством формирования государственно-правовых институтов, но и становления и развития институтов местного самоуправления, где обязательным компонентом любого из них является нормативная составляющая. Каждый из институтов имеет свой предмет, методы регулирования, правовой режим, присущие только ему принципы.

Аргументируя важность миссии внедрения институционального подхода в сфере местного самоуправления, завбачуемо развитие теоретико-методологической основы еще одной течения институционализма — институциональной теории муниципального права. В этом контексте выкристаллизовываются другие направления, требующие проведения тщательных исследований, которые в совокупности обеспечили бы эффективность местного самоуправления, утверждая важнейшие демократические принципы организации и функционирования публичной самоуправляющейся власти в Украине и обеспечивая жителям территориальных громад организованное участие в управлении и контроль за ней.

Рассмотрена в правовом измерении трансформация местного самоуправления и административно-территориального устройства показала сложность и противоречивость этого процесса. Проведенное исследование позволило выделение этапов институционализации местного самоуправления как формы организации публичной самоуправляющейся власти в правовой системе независимой Украины:

— Учредительный (1990 — 1996 гг) — поиск приемлемой модели организации местной власти;

— Конституционный (1996 — 2004 гг) — «привитие» элементов демократической системы на основе советской модели власти: принятие Конституции Украины, закона «О местном самоуправлении в Украине, начала административной реформы, наработки различных законопроектов по изменению административно-территориального устройства, институтов местного самоуправления, в целом показал отсутствие комплексного, системного подхода к развитию законодательства о местном самоуправлении;

— Неоконституцийний (2004 гг — до сих пор) — разбалансирование системы власти на всех уровнях, чрезмерная политизация органов местной власти, рост конфликтных ситуаций между субъектами власти, между ними и общинами.

Наличие различных концепций и проектов, популяризация отличающихся между собой зарубежных моделей местного самоуправления, споры о необходимости заимствования муниципального опыта западноевропейских государств в условиях политической нестабильности и нерешенности вопроса о конституционной реформе сдерживают процесс наработки и реализации взвешенной политики по развитию местного самоуправления.

Одной из наибольших проблем самоуправления в Украине разрыв между существующим законодательством в этой сфере и реальной практикой его внедрения, что касается взаимодействия местного самоуправления с органами государственной власти на местах, в частности с районными и областными администрациями. В теории и согласно законам они должны сотрудничать как партнеры. На практике же государственные администрации занимают господствующее положение и вмешиваются в дела органов самоуправления.

Объективный процесс трансформации местного самоуправления указывает на наличие двух противоречивых позиций: с одной стороны — его отграничении от государства, минимизируя ее влияние, а с другой — в огосударствлении местного самоуправления и выполнении функций государства на местах. Поэтому избавиться от этих перекосов вряд ли возможно лишь одним усовершенствованием законодательства, без усиления гражданского общества и изменений в правовой и политической культуре как элиты, так и населения городов и сел Украины.

Дальнейшее реформирование системы местного самоуправления может быть успешным, на наш взгляд, при условии прагматического сочетание зарубежного и собственного опыта проведения мероприятий, направленных на децентрализацию власти, усиления субъектности общин, их способности действовать как первичная самоуправляющаяся единица, для чего необходимо:

— Оптимизировать административно-территориальное деление с учетом наработанных законопроектов и с соблюдением рекомендаций ЕС, поскольку в силу неопределенности территориальной основы общества как базовой единицы административно-территориального устройства местное самоуправление не способно осуществлять предоставленные полномочия;

— Усилить влияние общества на органы местного самоуправления через развитие институтов местной демократии в условиях практически тотальной политизации местных советов и оторванности местной власти от интересов жителей территориальных громад;

— Разграничить полномочия и ответственность органов местного самоуправления и местных государственных администраций;

— Изменить систему формирования бюджетов (снизу — вверх), чтобы местные власти, собирая средства в виде налогов, заботилась как об источниках их поступления, так и об эффективном их использовании, усиливая финансово-экономическую состоятельность территориальных общин.

Обобщая вышесказанное, отметим, что дальнейшая институционализация публичной самоуправляющейся власти связано с проведением реформ, для чего имеются необходимые предпосылки и на проведение которых Украина объективно обречена, впрочем, отсутствие социальной ответственности у носителей публично-властных отношений и недоверие граждан к власти сдерживает процессы развития местной и региональной демократии, оставляя ее вдоль евроинтеграционных процессов.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.