Мировоззренческий аспект принципа ответственности в деятельности государственных служащих

Современное демократическое общество строится на нескольких базовых принципах, которые обеспечивают его функционирование. Среди них, наряду с принципами законопослушности, лояльности, толерантности, обеспечения прав и свобод человека и гражданина и т.д., ведущее место занимает принцип ответственности. Он является одним из основных регуляторов общественной жизни, в том числе и важным элементом функционирования политической системы.

Понятие «ответственность» появилось в печатных источниках, в частности, в английских и французских, еще в эпоху буржуазных революций. Зато, как отмечает М. Пирен, современное звучание данная проблема нашла лишь в начале XXI в., «Когда безответственные действия высоких должностных лиц представляют смертельную опасность для народа».

Современная политическая ситуация в Украине ставит проблему ответственности государственной власти за все, что происходит в стране, в центр общественного внимания. За дискуссиями, которые касаются политической ответственности Правительства и Президента как ответственности государственных органов и должностных лиц за нарушение Конституции и установленных ею норм, скрывается вопрос моральной ответственности первых лиц государства за политическую и социально-экономическую ситуацию в государстве. В связи с этим, традиционно отмечается, что недостаточная эффективность осуществления принятых в Украине законов, общегосударственных и региональных программ и проектов обусловлена ​​не только их низкой ресурсной обеспеченностью, но и общим низким уровнем исполнительской дисциплины и отсутствием четкого механизма реализации ответственности. В этом не последнюю роль играет преимущественно декларативный, а не реальный характер ответственности органов государственной власти и местного самоуправления, соответствующих должностных лиц, всего персонала публичной власти. Все это актуализирует исследования принципа ответственности в деятельности государственных служащих именно в этической плоскости.

Анализируя подходы к исследованию роли и места принципа ответственности в деятельности государственных служащих, хотелось бы отметить преобладание юридического и политического контекстов его понимание в государственном управлении, является отголоском советской научной и правовой позиций. Введение политической ответственности в государственно-управленческую практику связано с процессами демократизации и политической структуризации государственно-властных отношений. Смыслом выделение ее как отдельного вида ответственности, по мнению Н. Армаш, является «стремление государства обеспечить проведение единой умеренной политики, содержащий весь процесс ее создания: начиная от разработки эскиза определенного политического сценария, эффективной и оптимально быстрой его реализации и к осуществлению контрольно- надзорных функций, как залога баланса всех стадий процесса».

Следует отметить, что механизмы привлечения к ответственности за конституционно-правовые проступки фактически могут рассматриваться как определенная составляющая механизмов политической ответственности вообще, поскольку они в отличие от процедур привлечения к ответственности, предусмотренных нормами других отраслей права, тесно связанные с политическим процессом. Хотя, не следует забывать, что, как отмечает А. Сушинский, в отличие от политико-правовой ответственности, основания которой четко установленные законодательством, собственно политическая ответственность является субъективным.

Рассматривая особенности реализации принципа ответственности в деятельности государственных служащих, следует заметить, что некоторые исследователи ведут речь о принципе социальной ответственности. Его сущность заключается в том, что государство ответственно перед обществом и человеком за то, что она распоряжается доверенными ей человеческими, природными, материальными и другими ресурсами. Сюда же следует отнести ответственность за историческую судьбу народа — ответственность перед прошлыми и грядущими поколениями.

Вместе с тем, как отмечает Р. Макион, ответственность в жизни человека имеет два взаимосвязанных измерения: «внешний — в правовом и политическом аспектах, в котором … официальные лица несут ответственность за политику и действия, внутренний — в моральном и этическом аспектах, где индивиды учитывают последствия своих действий и критерии, которыми они будут руководствоваться при выборе». Таким образом, мы выходим на третий, не менее важный вид ответственности, моральной ответственности государственных служащих, предполагает определенный уровень осознания персоналом публичной власти содержания и последствий своих действий или бездействия при исполнении должностных обязанностей.

Рассмотрение принципа ответственности в этической плоскости придает ему не только субъективного, но и иррационального характера. Возникает необходимость формулировки критериев морально ответственных действий и санкций за проявления морального безответственности. Следует констатировать, что невозможно сформулировать «объективные» и «абсолютно истине» критерии и санкции. Их относительность опосредуется внутренним миром каждого человека, степени ее нравственной зрелости и воспитанности. Зато единственным критерием нравственности действий личности вообще, и государственного служащего в том числе, может быть лишь абстрактно-иррациональное понятие «совесть», которое согласно «Русским толковым словарем» означает «чувство нравственной ответственности за свое поведение перед самим собой, окружающими людьми, обществом». А соответственно и санкции за несоблюдение морально-этических норм будут с одной стороны (внутреннего) — угрызения совести, угрызения совести, а с другой (внешней) — общественное порицание, неприятие человека социумом. Для публичной власти и ее персонала определенную объективацию получает именно внешнее проявление санкции — общественное порицание, который в контексте государственного управления означает потерю доверия граждан власти. Зато не последнюю роль играет и внутреннее осознание государственными служащими и должностными лицами местного самоуправления ответственности за свои служебные действия, что является важной составляющей их профессионализма. Именно поэтому, М. Пирен приходит к выводу, что «совокупность политической, правовой, социальной и морально-этической ответственности интегрируется в профессиональной ответственности».

Подытоживая, следует отметить, что реализация принципа ответственности в деятельности государственных служащих через механизмы юридической и политической ответственности является элементом системы регулирования общественных отношений, фактором обеспечения последовательности осуществления политических трансформаций. Вместе с тем, он приобретает целостность только в контексте морально-ответственного поведения персонала публичной власти. Моральная ответственность в данном случае предоставляет профессиональной ответственности государственных служащих и должностных лиц местного самоуправления общественного характера и выступает не только как ответственность перед согражданами современниками, но и как ответственность перед прошлыми и будущими поколениями.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.